Невероятный год. Максим Кононенко

   Дата публикации: 29 декабря 2014, 18:30

Очень легко подводить итоги уходящего года. Потому что самый главный итог очевиден. Возвращение Крыма произошло настолько веско и убедительно, что даже самые записные оппоненты режима не в состоянии его отрицать.

 

http://photo.unian.net

 

Гораздо сложнее с оценкой. Вспомните, с чего начинался этот невероятный год. Он начинался с заниженной самооценки. Мы не верили в то, что сможем провести Олимпийские игры. Я не верил. Я ошибался. И многие вокруг меня ошибались. Мы увидели грандиозную церемонию открытия и возгордились. А потом – слабые результаты. И даже я, совершенно равнодушный к спорту, тоже проникся этим унынием. И вдруг – выступление Липницкой, от которого слезы на глаза наворачивались. И опять как-то не так. А потом сразу раз – и первое место по медалям. И опять страна возгордилась.

 

И тут же, сразу же – украинская катастрофа. Состояние полной растерянности: идиотская, необъяснимая бойня в центре прекраснейшего из городов, президент бежал, по коридорам парламента носится сброд с бейсбольными битами. Государство разрушено. В Крыму напряжение. И вдруг, буквально сразу же – резкое изменение ситуации. Референдум, результаты, просьба о присоединении, присоединение – все произошло настолько быстро, что в это просто невозможно было поверить. И опять гордость.

 

Следующая серия виражей на этих фантастических горках – ситуация на юго-востоке Украины и всё, что ее окружало. Санкции – мы веселимся. Упал самолет – огорчаемся. Запрет на импорт продуктов – у нас воодушевление от перспектив. Нефть падает – опять огорчаемся.

 

Завершает всё это валютная паника и связанный с ней невиданный потребительский бум. И всё это – за каких-то триста шестьдесят пять дней. Событий хватило бы на полную историю какого-нибудь восточноевропейского государства.

 

И, разумеется, задача оценить все эти события совокупно и понять, хороший это был год или плохой, кажется нерешаемой. Разумеется, если только оценивающий не знает все свои оценки заранее – или всё, что делает Россия – хорошо, или всё, что Россия делает – плохо.

 

Однако есть простой метод. И метод этот хорош не только тем, что решает данную задачу, но еще и отфильтровывает разнообразные производные вроде «сможет ли Россия содержать еще один дотационный регион» или «в Крыму сорван курортный сезон».

 

Критерий оценки по этому методу – время. Олимпийские игры, сколько бы грандиозным ни было их открытие и сколь бы убедительной не была наша победа – это мероприятие временное. Игры закончились и их словно бы не было. То же самое – со всем остальным, произошедшим в этом году. Украинская катастрофа рано или поздно закончится, причем даже не важно, чем именно – развалом страны на части или (sic!) украинским экономическим чудом. Дело о сбитом самолете будет закрыто, причем опять же совершенно не важно, кто будет признан виновным и найдут ли виновных вообще. Закончатся санкции и экономический кризис. Нефть отрастет, а мы с вами привыкнем к новому равновесному курсу рубля.

 

Но одно не изменится. Крым. Крым останется в составе России и будет в ее составе до тех пор, пока сама Россия будет существовать. Конечно, скептик скажет мне, что Екатерина Вторая, наверное, тоже так думала. А оно вон как всё получилось. На это я отвечу скептику, что существование страны – это условие. Мы потеряли Крым из-за распада страны. И теперь, пока Россия нанесена на политическую карту мира, мы его не потеряем. Сколько это продлится – не знаю. Лично мне бы хотелось, чтобы Россия была нанесена на эту карту до самого конца света. Но в любом случае мы говорим о неизменности Крыма для России, а если России не будет, то тогда и говорить будет не о чем.

 

Итак, очистив год от шелухи, мы оставляем только то, что и убрать-то не получается. Два с лишним миллиона новых сограждан. Пушкина, проведшего в Крыму, по его собственному признанию, счастливейшие минуты своей жизни. Чехова, написавшего там «Вишневый сад» и «Три сестры».

 

Конечно, со временем сотрутся из памяти и те 23 года, когда Крым находился под чужим суверенитетом. Ну кого теперь интересует, что внесенная в список всемирного наследия ЮНЕСКО древняя новгородская церковь Спаса-на-Нередице была полностью разрушена во время войны? Она стояла до войны 750 лет, потом 15 лет ее не было, и вот почти 60 лет она стоит снова. А о том, что Казанский собор на Красной площади построен не в 1625, а в 1993, вообще вряд ли кто-то из посетителей площади догадывается. Но так будет потом, лет через двадцать. А сейчас, в этом году, мы еще не забыли, как Крым вернулся домой.

 

И вот если оценивать этот уходящий год именно как год, когда Крым вернулся домой навсегда, а всё остальное по сравнению с этим неважно, поскольку носит временный характер, то мы приходим к простому и логичному выводу: несмотря на все внешнеполитические и экономические проблемы, несмотря на крутые виражи в общественных настроениях, несмотря ни на что остальное, 2014 год стал самым успешным годом для нашей страны за всю ее послевоенную историю. Вот с самого что ни на есть 1945 года.

 

И это – итог. А другого итога у меня для вас нет.

 

С Новым годом!

 

Максим Кононенко

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1