Провокация как прикрытие. Константин Долгов

Дата публикации: 27 декабря 2014, 16:51

Если в нынешней Европе, со всеми её недостатками, завертелось какое-то громкое дело, то оно будет расследовано. Не без проблем, не без трудностей, но будет.

 

Snipers

 

Конечно, Европа — это не СССР, где статья в «Правде» о злоупотреблениях какого-нибудь директора автоматически означала лишение его должности. Но и не Украина. Совсем не Украина.

 

Официальный Киев постоянно спускал и спускает на тормозах все громкие резонансные преступления — убийство Георгия Гонгадзе, «отравление» Ющенко, расследование массовых убийств на Майдане, крушение Боинга, «одесская Хатынь» и т.п.

 

Перечисленные здесь разные примеры объединены только наплевательским отношением официальных органов. Посмотрите сами: список начинается с явных провокаций. Подобные случаи специально создаются и затем используются в качестве повода для краткосрочной информационной кампании, служащей прикрытием для определенных политических шагов.

 

Набившее оскомину убийство Гонгадзе было использовано для создания образа одиозного диктатора и последующего разворачивания кампании «Украина без Кучмы». Отравление Ющенко превратило его в мученика и подготовило почву для Майдана-2004. А после того, как дело было сделано и необходимые результаты получены, зачем и что расследовать?

 

Так и снайперов с улицы Институтской давно уже никто не ищет, ведь массовые расстрелы на Майдане нужны были лишь для свержения режима Януковича. А когда цели оказались достигнутыми, причины для расследования произошедшего испарились.

 

Соответственно, государственный переворот в Киеве в феврале 2014 года произошел, в том числе, и на пропагандистской волне, поднятой именно по поводу гибели «небесной сотни».

 

Поддерживая заданный заранее вектор, как украинские, так и западные СМИ пришли к заключению о том, что это «Беркут» расстрелял митингующих. Позднее в Верховной Раде было зачитано заявление комиссии по расследованию с выводами о непричастности «Беркута». В общем, ложки нашлись, но осадок остался.

 

Собственно говоря, объективное расследование такого рода преступлений не в интересах новых киевских властей, поскольку профессиональный анализ этих преступлений прямо указал бы на виновность пришедших к власти.

 

Особняком в списке стоит «одесская Хатынь». Это никакая не провокация, это обычная для фашистов массовая казнь. И сюда следовало бы добавить расстрел антифашистов в Харькове на Рымарской, убийства Нацгвардии в Мариуполе и многие другие преступления, совершённые в уходящем году. Эти «непровокационные» преступления имеют меньший резонанс, чем провокации. Но они точно так же замалчиваются и не расследуются.

 

И дело тут не только в законности. В резонансных преступлениях такого рода в качестве главных обвинителей выступают средства массовой информации. Они являются катализатором и свою роль играют, именно осуществляя мобилизацию масс.

 

Следующим этапом назначенных «козлов отпущения» линчует толпа. Органы правопорядка нужны для антуража. И вот смотрите: СМИ назначали виновных по разгону и расстрелу Евромайдана, по смерти Гонгадзе, по отравлению Ющенко и уничтожению «Боинга». А преступления второго списка СМИ — те же самые, честные и неподкупные — после первых неудачных лживых версий просто-напросто «забыли».

 

Вот это — украинская модель законности и честности.

 

Константин Долгов, сопредседатель Народного фронта Новороссии


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1