Трагедия Донбасса напоминает библейскую притчу о Соломоне и двух его женах, не поделивших ребенка. Каждая из них утверждала, что она подлинная мать. Тогда Соломон предложил разрезать младенца пополам. Одна из женщин сразу же согласилась. А другая воскликнула, указывая на соперницу: «Отдайте его ей. Только не режьте!» Именно ее царь и признал настоящей матерью.

 

Разрезанный ребенок Донбасса

 

Так и с Донбассом. В состав Украины восточная половина его попала после гражданской войны, когда Ленин передал кусок Области Войска Донского в состав вассальной красной Москве УССР. Все, что за Кальмиусом — это бывшие донские белоказачьи земли. Западная половина Донбасса — регион украинского расселения. Офицеры ВСУ в частных разговорах признают: если донбасское село за Украину, они чувствуют поддержку, воевать легче. Если — за отделение, все идет наперекосяк. Регион — смешанный. Многонациональный. В целом (пусть признает это нынешнее киевское правительство) пророссийский.

 

Но даже не это главное. Я видел летнее видео, где женщина из-под Луганска проклинала Порошенко за артиллерийские обстрелы на украинском языке. Страшной ошибкой (а это, как известно, хуже, чем преступление) было вообще решение о начале АТО. Невозможно заставить полюбить себя через изнасилование. Если евроориентированных детей на Майдане бить нельзя, то и промосковских детей на Донбассе обстреливать из пушек — табу. Ни Турчинов, ни Порошенко, ни Тимошенко, призвавшая в далеком 2005-м обнести Донбасс колючей проволокой (там это запомнили!), этого не поняли. Заплатить за их недалекость пришлось простым украинским солдатам под Иловайском и Изварино.

 

Сегодня ни Россия не хочет брать Донбасс, хоть и поддерживает его военные формирования, ни Украина не готова к взрослому решению, предпочитая не платить «оккупированным территориям» пенсии. В Киеве никак не хотят признать, что процентов восемьдесят воюющих за отделение — это не чеченцы и российские наемники, а МЕСТНЫЕ жители. В чем, собственно, и кроется секрет устойчивости «ДНР» И «ЛНР».

 

Олесь Бузина